Общий Взгляд на Ситуацию в ЮАР

Положение в южноафриканской республике сложное и ухудшается.

Во-первых Южная Африка является транзитным пунктом для героина, производимого в Афганистане. Героин идет на юг от Афганистана до побережья Индийского океана, а затем по морю перемещается в Африку. Из-за усиления патрулирования дальше по побережью героин теперь уходит дальше на юг, а затем выходит на берег в Африке. Часто героин в настоящее время поступает на берег в Мозамбике. Оттуда он идет по суше, часто в Зимбабве, а затем в Южную Африку.

В Южной Африке его часто упаковывают в контейнерные грузы и загружают на коммерческие суда. Благодаря отличным торговым связям Южной Африки с остальным миром, афганский героин может быть отправлен оттуда в Европу, Северную Америку или Восточную Азию и Тихоокеанский регион. А поскольку Южная Африка не является страной-производителем героина, грузы оттуда часто не проверяют на наркотики.

Превосходная транспортная инфраструктура Южной Африки и относительно неохраняемые границы способствуют контрабанде. Кроме того, отличная финансовая инфраструктура Южной Африки и коррумпированное правительство облегчают отмывание денег.

Увеличенное присутствие героина в Южной Африке из-за контрабанды означает, что он там более доступен по более низкой цене. Следовательно, использование смеси наркотиков на основе героина стало широко распространенным, особенно с учетом высокого уровня безработицы, который достигает до 50 процентов молодежи.

Южная Африка уже была столицей убийств и изнасилований. Но теперь местные банды пытаются контролировать продажу героина, а международные организации, занимающиеся незаконным оборотом наркотиков, борются за контроль над движением наркотиков. Это сделало многие юрисдикции в Южной Африке более опасными, чем зоны военных действий.

Как будто этого было недостаточно, Южная Африка также является ключевым местом для контрабанды оружия и экзотических животных. Помимо всего этого, Южная Африка в настоящее время играет растущую роль в торговле людьми и кокаине.

Во-вторых столкнувшись со всеми преступлениями, южноафриканская полицейская служба находится в обороне. У полиции Южной Африки уровень насильственной смертности в несколько раз выше, чем у их американских коллег. Более того, уровень их самоубийств в 70 раз выше, чем в среднем по Южной Африке.

Полиции Южной Африки пришлось использовать частную охрану для защиты полицейских участков. Это было объяснено как освобождение сотрудников полиции для патрулирования, но это удивляет. В некоторых изолированных полицейских участках нет персонала во время темноты – не из-за проблем с бюджетом или рабочей силой, но потому что полиция не может защитить себя там. Если даже полиция в основном играет в защиту, что люди делают?

Во-третьих правительство во главе с Африканским Национальным Конгрессом некомпетентно и коррумпировано. АНК обратился к коммунизму в конце 1950-х годов и обратился к преступной деятельности, находясь в изгнании в 1980-х годах. Находясь у власти со времени окончания апартеида, АНК продвигает социалистические программы, которые разрушают то, что когда-то было экономикой Первого мира. АНК также разграбляет страну из-за масштабной коррупции, которая называется «захват государства».

Чтобы отвлечь внимание от этого, АНК продолжает обвинять Апартеид, хотя у АНК было 25 лет возможности исправить проблемы той эпохи – проблемы, которые стали хуже. АНК обвиняет белых южноафриканцев и ввел ряд законов, дискриминирующих их. В то время как все южноафриканцы должны работать вместе, чтобы строить экономику, коррумпированный АНК предпочитает воровать у южноафриканского народа и демонизировать белых.

Большинство южноафриканцев хотят мирно ладить друг с другом и строить «Радужную нацию». Но из-за всех преступлений и к тому же расистской пропаганды – пропаганды от АНК и от еще более воинственных и радикальных «Борцов за экономическую свободу» (EFF) – добрые люди Южной Африки потеряли контроль над своими общинами.

В-четвёртых в этом контексте мы рассматриваем геноцидное и ксенофобское насилие, особенно «нападения на фермы».

Южная Африка периодически страдает от ксенофобского насилия. Даже сейчас водители грузовиков вдоль основных автомагистралей подвергаются нападениям со стороны преступников, которые пытаются убить иностранцев, которые, как считается, устраиваются на работу у южноафриканцев. Главная магистраль N3, которая связывает важный порт Дурбан с основным городским районом вокруг Йоханнесбурга, теперь ночью практически непроходима. Другие крупные автомагистрали, такие как N1, связывающая Кейптаун с Йоханнесбургом, и N3, которая проходит вдоль побережья и соединяет порты, также находятся под угрозой.

Хуже этого, как в чрезмерном насилии, так и в последствиях для экономики, являются нападения на фермы. Достаточно сказать, что белые южноафриканские фермеры имеют самую опасную работу в мире, гораздо более опасную, чем работа южноафриканского полицейского или даже солдата, сражающегося в Сирии.

В течение десятилетий хорошо спланированные террористические акты на фермах в Южной Африке привели к тому, что как пожилые, так и очень молодые люди подвергались изнасилованиям и пыткам в течение нескольких часов – даже после того, как они перестали сопротивляться и передали свои ценности нападающим. И часто то, что они имели, стоило менее 50 долларов США. Часто злоумышленники хорошо вооружены, хорошо оснащены (даже имеют станции помех против сотовых телефонов), хорошо обучены и не боятся, что полиция может вмешаться.

Планирования в течение дней, уголовных пыток в течение часов – всё это за 50 долларов? Тот факт, что злоумышленники так мало боятся полиции вместе с их обучением и оборудованием, наводит на мысль о спонсируемых правительством военизированных формированиях или связях с организованной преступностью. Но организованная преступность хотела бы получить прибыль – и 50 долларов не станут покрывать расходы на атаки.

После национальных выборов в мае беззаконие в Южной Африке резко возросло. Теперь, в дополнение к запланированным атакам на фермах, есть много менее сложных атак. Риторика основных политических деятелей и даже посла Южной Африки в Дании и дочери Нельсона Манделы, именующих белых «поселенцами» и «ворами земли», делегитимизирует белых как граждан Южной Африки и выполняет одно из условий ООН для геноцида.

Насилие на расовой и ксенофобной основе угрожает приостановить большую экономическую активность, даже если это приведет к росту цен на продовольствие (из-за затрат, которые фермеры платят за свою защиту) и снижению продовольственной безопасности – в направлении голода.

    Итак, для общей картины:

Южная Африка имеет вторую по величине и наиболее развитую экономику в Африке. Это важный источник большого количества минералов, необходимых для современной промышленности. И он расположен на критических морских путях как ключевой перевалочный пункт, соединяющий Африку с миром и отдаленные части мира друг с другом.

Южная Африка также имеет наибольшее население в южноафриканском регионе. Южная Африка окружает Лесото; Мозамбик и Южная Африка вместе окружают Эсватини (ранее Свазиленд). Обе эти страны сильно зависят от того, что происходит в Южной Африке. Мозамбик сталкивается с политической нестабильностью и исламским мятежом, а также с торговлей наркотиками. Дальше по побережье Танзания, Кения и Сомали есть проблемы с незаконным оборотом наркотиков, исламскими повстанцами и другими проблемами. Вдали от побережья экономика Зимбабве находится в руинах, главным образом потому, что она проводила ту же политику, которую сейчас пытается осуществить АНК Южной Африки. Только Ботсвана (не имеющая выхода к морю и союзник США) и Намибия (на атлантическом побережье) дают надежду в регионе со степенью верховенства закона и стабильным экономическим развитием.

Когда Южная Африка превратится в голод, геноцид и ксенофобское насилие – не если, но когда – Зимбабве и страны вдоль побережья Индийского океана будут падать, как домино. Ботсване и Намибии понадобятся стабилизирующие силы под руководством США, чтобы хаос не затопил эти две страны.

Когда Южная Африка переходит из гангстерского государства в неудавшееся государство торговцев наркотиками, это будет дестабилизировать треть Африки, и последствия будут ощущаться во всем мире.

Leave a Reply